О фестивале

Русский вкус — 2014

Русский вкус — 2015

Контакты

За столом у Бориса Годунова

Какие все-таки роскошные сцены разыгрывала наша история совсем недалеко от Москвы. Вот еще одна картинка из бурной жизни подмосковной усадьбы.

На этот раз путь наш с Ольгой Сюткиной лежал в поместье Большие Вязёмы. Расположенное недалеко от Голицыно, оно сменило множество хозяев. И сегодня известно больше благодаря одному из последних гостей — А. С. Пушкину.

Однако первым известным владельцем усадьбы Вязёмы был Борис Годунов. Он построил здесь храм «о пяти верхах» и уникальную церковную звонницу. Может быть, именно на одной из церковных служб в этой церкви имя Годунова и запомнилось маленькому Пушкину, который много позже сделал его персонажем своей трагедии.

Храм действительно необыкновенный. Я бы сказал, он «слишком хорош» для старинного и далекого от Москвы села. В здании церкви чувствуется несомненный православный канон. Но вместе с тем видны и итальянские корни. Все хозяева этой усадьбы на протяжении веков по своему убеждению западники. И исключить приглашение европейского архитектора для сооружения храма невозможно.

Верхняя церковь закрыта, потому что фрески разрушаются. Но если туда попасть, можно увидеть лик царя Бориса. На столпах — фигуры святых с чертами портретного сходства тезоименитых членов семейства Годуновых. Там и жена Бориса — Мария Скуратова-Бельская, и царица Ирина — сестра Годунова, жена сына Грозного, Федора Иоанновича.

Рядом находился дворец царя Бориса, что подтверждено археологическими изысканиями. Изначальное здание не сохранилось, при последних владельцах на его месте была конюшня. Но еще при Петре I там был огромный зал над воротами.

Там и сегодня прослеживаются два флигеля. Возможно, это был дворец первого Голицына, которому Петр I дарит эту усадьбу уже из своей казны. Ведь Годунов начал строить поместье, еще будучи боярином. Он приглашал сюда послов, которые следовали с запада в Москву по старой Смоленской дороге, селиться в своем дворце в Вязёмах. «Потому что остальные дворцы в стороне от дороги худы», — писал он одному из иностранных гостей.

Вообще Вязёмы тогда — это «последний останочный ям» перед Москвой. Для лиц «государственного ранга», послов, обязательной была первая встреча в Смоленске, вторая в Вязёмах и третья уже непосредственно в Москве. Именно в Вязёмах послы ждали протокольного приглашения в Кремль — когда им быть в Москву. А когда одна из делегаций при Иване Грозном ослушалась и задержалась в прибытии в столицу из-за боязни лихих людей по дороге, Годунов прислал к ним пристава с повелением давать послам еды столько, чтобы лишь «маломочно сытым быть». Наказание «недисциплинированным» иностранцам было простое — не давать им провизии.

Это всего лишь восстановленные на старом фундаменте

годуновского дворца конюшни

 

Борис Годунов

Посольства насчитывали тогда очень много народу. Когда в 1606 году через Вязёмы шла в Москву Марина Мнишек к своему жениху Лжедмитрию, последний устраивал здесь пир. Даже Карамзин описывает «потешный бой в Вязёмах», когда для увеселения публики было устроено взятие ледовой стены вокруг монастыря. И Лжедмитрий своим иноземцам показывал, как брать приступом крепость. Обороняли же этот ледяной городок бояре. Которые в процессе шутовской драки были по-настоящему жестоко избиты. Три сотни немцев в камзолах и бархатных шапках, с бердышами и шпагами прибегли к хитрости. Они «заделали в снежки каменья». Среди пострадавших русских — с синяками, рваными ранами и переломами — пошел ропот. Вечером на пиру во дворце Годунова к Лжедмитрию подошел один из молодых бояр и сказал: «Царь, у бояр ножи длинны, а ты безоружен. Возвращайся-ка ты к Москве».

Лжедмитрий и Марина Мнишек

Чуть позже Марина Мнишек в своем дневнике вспомнит и другой пир — на этот раз в Кремле. Лжедмитрий, став хозяином Москвы, дал его в честь своих приближенных. Подавали на нем роскошные блюда: жареных лебедей, павлинов, огромные пироги. «Но все невкусно, ибо не солоно, — пишет Мнишек. — Да, и рук никто не мыл».

Вязёмский дворец просуществовал недолго. В ходе бегства поляков он был сожжен. Кто подпалил его, ходили разные версии. Но многие источники рассказывают об одном: еще долгое время по пепелищу дворца и сгоревшей вместе с ним деревни ходил верблюд.

Такого зверя раньше здесь никто не видел. Бог весть, как попал он сюда. Иностранные гости дарили тогда Годуновым и птиц, и обезьянок. Вот и верблюда занесла сюда нелегкая судьба на погибель среди русских снегов.

Да, не приживались тогда иностранцы в Московском царстве.